gedas (gedas) wrote,
gedas
gedas

Category:

Nachmanas Dušanskis prabilo

..viename rusų karo veteranų tinklapyje.

Bent viena ausimi apie šį budelį girdėjo daugelis. Kaip rašo atgimimas.lt:

N.Dušanskis 1941 metais, dirbdamas Telšių apskr. NKVD skyriaus oper. įgaliotiniu, dalyvavo suimant Lietuvos gyventojus, kurie 1941 m. birželio 25 d. buvo nužudyti Rainių miške. Užimdamas vadovaujančias pareigas MGB Kauno skyriaus 2N valdyboje, jis planavo ir organizavo „Tauro”, „Dainavos”, „Prisikėlimo” ir kt. partizanų apygardų štabų likvidavimą, asmeniškai dalyvavo operacijose likviduojant partizanų vadus V.Vitkauską-„Saidoką”, J.Lukšą-„Skirmantą” bei kitus, vieną iš paskutinių partizanų A.Kraujelį-„Siaubūną”, vadovavo A.Ramanausko-„Vanago” suėmimo operacijai. N.Dušanskis pasirašinėjo suėmimo orderius, asmeniškai dalyvaudavo tardymuose ir kankinimuose.

Kai 1996 m. dėl N. Dušanskio nusikalstamos veiklos buvo iškelta baudžiamoji byla ir Lietuvos generalinė prokuratūra kreipėsi į Izraelį, šios šalies teisėsauginkai atsisakė bendradarbiauti šioje byloje.
Teigiama, jog: Pagal Izraelio įstatymus jau yra suėjęs senaties terminas už šiuos inkriminuojamus jam nusikaltimus, kurie šiuo atveju nekvalifikuojami kaip genocido ar nusikaltimai žmoniškumui – tiesiog paprastas kriminalas, todėl N.Dušanskis negali būti išduotas jokiai kitai valstybei.

O va, dabar, jis atvirauja apie "smetoninės Lietuvos" baisybes, ir II-ojo pasaulinio karo metus. Baisiai daug įdomybių.

Už sovietinę propagandą jam, pavyzdžiui, Smetonos "autoritetinio režimo" laikais už sovietinę propagandą teko pasėdėti Raseinių kalėjime:

Был произвол и издевательства со стороны надзирателей?
Н.Д.- Отдельные эксцессы были, но  надо сказать честно, что в нашей тюрьме измывательство над заключенными и их правами не было возведено в ранг нормы. Ненависти между нами не было. Они делали свою работу, охраняли  «противников существующего строя», так что мы были должны ждать от них? пряников? Все было относительно терпимо.


Apie 1941 m. birželio trėmimus. Ir - kodėl lietuviai nusivylė sovietais.
Г.К. – Почему, по Вашему мнению, отношение литовского населения к СССР и к советским порядкам, изменилось,  от дружественного в 1939 году, до  почти открыто враждебного к лету 1941 года? Ведь  основным лозунгом Литвы был – «Без Вильнюса мы не успокоимся!», и только Советы возвратили  Вильнюс литовцам. Это же факт, что в  1940 году командующий Литовской Армией генерал  Виткауткас приказал встречать красноармейцев цветами. И ведь многие литовцы с радостью и воодушевлением принимали Красную Армию. Кадры кинохроники  тому подтверждение, такие киносъемки нельзя отрежиссировать  заранее.

Н.Д.- Об этом можно говорить  очень и очень долго. Но если коротко… Советская власть не оправдала надежды литовцев. Если в 1939 году все понимали, что только Советский Союз поможет литовскому народу вернуть Вильнюс и Клайпеду, защитит от возможной германской оккупации или  польской экспансии, то вскоре, настроения  большей части населения стали почти диаметрально противоположными. Национализация предприятий и  советизация власти — положили конец  доверию среднего класса к новому строю. Многие  уже понимали, что независимая демократическая Литва останется только на бумаге, а реальная жизнь в республике  станет  точной копией советской  российской  действительности. И кроме рабочего класса Литвы и части интеллигенции,  никто к подобному резкому, а зачастую и трагическому повороту в судьбе нации — готов не был. Жирную черную точку в лояльности   большинства  обычных  «нейтральных» граждан к Советам поставила июньская депортация, проведенная по классовому признаку. Эта депортация  никогда не была «местной инициативой» и была навязана  исключительно Москвой,  и как не пыталось местное советское  партийное руководство Литвы избежать подобной горькой участи или хотя бы оттянуть срок  проведения выселения  буржуазных и националистических элементов из республики – ничего не получилось ... Воля Сталина решала все…  И многие  литовцы разочаровались в Советской власти…

Г.К.- А почему Вы думаете, что партийное руководство Советской Литвы противилось проведению депортации? На июнь 1941 года, демократические институты в Литве еще существовали и не «дышали на ладан». Выселение возможной оппозиции – было «идеальным решением»  на очередном  этапе  борьбы  коммунистов  за  умы и сердца народных масс. Тем более, все ждали войну с немцами, и избавление  от  «пятой колонны» — было  видимой необходимостью.

Н.Д. –Я не думаю, я это знаю. Снечкус  был порядочным человеком и не хотел никаких депортаций и всеми силами пытался их избежать. Поздней осенью сорок первого  года, перед  чекистами Литвы, сумевшими уйти на восток после начала войны и собранными под Москвой,  выступил лично  нарком Внутренних Дел  Литвы старший майор ГБ (впоследствии генерал) Гудайтис – Гузявичус, старый коммунист — подпольщик. И он, не боясь ничего,   и не пытаясь оправдаться, просто рассказал,  как 1/6/1941  он и Снечкус  специально  отправили в  годовой отпуск  почти  500  местных сотрудников  отделов НКВД.                  Всех направили на отдых  в Крым, а в Москву доложили, что поскольку  большинство личного оперативного состава находится в отпуске – они просят отменить или хотя бы отложить депортацию до других времен. Но прислали из России свыше 1.000 чекистов на проведение выселения, и… результаты вам известны. Вы сами сказали, что вся ваша семья тоже попала под  эти репрессивные меры в Каунасе 14/6/1941…

O va, įdomus pasakojimas apie kuriozišką nutikimą Permėje (tada vadinosi Molotovu).:

В Молотове нас продержали  до октября месяца.Там произошел курьезный случай. Один раз  всех нас подняли по тревоге, кто-то сообщил,  что выброшен немецкий десант. Это было полным абсурдом, в то время вряд ли бы какой-то немецкий самолет смог проделать расстояние в тысячи километров в оба конца, чтобы  выбросить тактический десант. Но нас послали на прочесывание. Выяснилось, что  местные жители столкнулись с большой группой беженцев из Прибалтики, в которой мало кто хоть немного владел русским языком, и приняли их за   немецких шпионов. В октябре месяце, все три наши специальные группы  НКВД  перебросили в  Москву.

Pasirodo pirmoji Dušanskio NKVD specgrupės užduotis buvo - Vilnius.

Н.Д.- Вильнюс – всегда являлся предметом спора между Литвой и Польшой, поляки считали этот город своим, а литовцы  всегда твердо  знали, что Вильнюс – столица и  сердце Литвы.

Спец группа ГБ Литвы получила  приказ  лично от  Снечкуса  -  первыми, впереди наступающих частей,  войти в Вильнюс  и тем самым показать всем, что Вильнюс — столица Литвы, (где  уже  активно действовали   противостоящие нам  многочисленные  отряды Армии Крайовой — АК), освобождена именно литовскими солдатами и офицерами.

Kova dėl Gedimino pilies:
Поляки, захватившие гору Гедиминаса и установившие на ней свой  польский  старый государственный флаг,  били по нам   сверху  из  пулеметов. У нас появились потери.  И засело на этой горе больше трех сотен  «аковцев».   А потом  мы выбили поляков  лихой атакой с горы Гедиминаса и  водрузили на ней  красный стяг.  Пленных, простых  польских офицеров,  не убивали, а просто  раздели до трусов, и отпустили почти голышом по домам.И стал Вильнюс  снова – и советским, и литовским.


Panašu, kad šis interviu - ne paskutinis. Dušanskis žada atskleisti ir "visą tiesą" apie pokario kovas. Ką gi, lauksim jo "tiesos".
Tags: istorija
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments